ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ПО ЗЕМЕЛЬНЫМ РЕСУРСАМ ДОНЕЦКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УНИТАРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ
«РЕСПУБЛИКАНСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ
И ПРОЕКТНО-ИЗЫСКАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ЗЕМЛЕУСТРОЙСТВА, ГЕОДЕЗИИ,
КАРТОГРАФИИ И ИНФРАСТРУКТУРЫ ГЕОПРОСТРАНСТВЕННЫХ ДАННЫХ»

Всегда рядом! Абсолютно надёжно!

ГЛАВНАЯ ВАКАНСИИ КОНТАКТЫ ПОИСК

АМАЗОНКИ (мифы и реальность)

В классические античные времена, когда греки осваивали земли Северного Причерноморья и Приазовья, а Александр Македонский дошёл до пустынь Средней Азии, столкновение с иными, «неевропейскими» цивилизациями оживило «миф об амазонках». 

Обычный грек воспринимал женщину либо как общедоступную гетеру, либо как робкую особу, запертую в гинекее – женской половине дома. Последняя была несамостоятельна и почти бесправна: робкую особу не пускали за порог без провожатого, и могли выдать замуж по желанию любого родственника мужского пола. Именно по этой причине вольнолюбивые амазонки казались грекам «фантастическими существами» из мира крылатых грифонов и одноглазых аримаспов. Греки считали, что амазонки выжигали себе правую грудь, чтобы все силы перетекли в правую руку, потрясавшую секирой с двумя лезвиями. Из-за якобы отсутствия одной груди, греки и нарекли этих «неженственных женщин» амазонками, а за «ненависть к мужчинам» называли ойорпатами – мужеубийцами. Впрочем, мраморные статуи Поликлета и Фидия, рисунки на краснофигурных сосудах, многоцветные мозаики, запечатлели амазонок в виде изящных красавиц, скачущих в развевающихся туниках, которые обнажали то, чего у амазонок по мнению греков не было – две груди.
Всего на степных и лесостепных пространствах от Днестра до Дона обнаружено около 150 захоронений «амазонок» V века – первой половины IV века до нашей эры. Амазонки присутствуют на множестве античных изображений – причём как с мифологическими, так и реальными историческими персонажами. На древних рисунках изображены также их завоевательные походы, к примеру, вторжение амазонок в Аттику. Ряд историков считает, что опровержению этого факта поспособствовало большое количество мифов об амазонках. Плутарх сообщал, что амазонки обитали на Кавказском хребте вдоль Каспийского побережья от устья Куры до реки Самур, а в некоторые эпохи – до Дербента. Также он уточнял, что они не являются непосредственными соседями албанов, гелов и легов. В «Жизнеописаниях» Плутарх со ссылкой на Гелланика повествует о том, как амазонки, переправившись по льду через Боспор Киммерийский, двинулись на Аттику. Под началом царицы Пентесилеи амазонки выступали против греков: вместе с царём Приамом они защищали Трою. В позднейших сказаниях упоминается царица амазонок Фалестра, посетившая Александра Македонского. Кроме Северного Кавказа, с амазонками с VIII века связывали Среднюю Европу, о чём сообщали Павел Дьякон, Козьма Пражский («Чешская хроника»), «Хроника Далимила». О чешских амазонках сообщают Козьма Пражский, Ян Длугош («История Польши»), «История амазонок, древних и современных» аббата Гюйона.

Наиболее древний из дошедших до нас рассказов об амазонках содержится в труде Геродота (IV, 110 – 117), причём Геродот именует савроматов потомками женщин-воительниц. Савроматы также были известны под именем сарматов. «Уже со времени составления карты мира Марка Випсания Агриппы (I век до нашей эры) этнонимы «савроматы» и «сарматы», по-видимому, употреблялись как синонимы». Геродот (V век до нашей эры) размещал савроматов восточнее Танаиса (Дона), то есть на территории Азиатской Сарматии Птолемея, и указывал, что «за рекой Танаисом (Доном) – уже не скифские края». Страбон помещал савроматов на Северном Кавказе «между Гирканским (Каспийским) морем и Понтом (Чёрным морем)». Савроматы также были известны под именем сарматов.

«После победоносного сражения при Фермодонте (река Терме, Турция) эллины (так гласит сказание) возвращались домой на трёх кораблях, везя с собой амазонок, сколько им удалось взять живыми» [98, С. 214]. Однако то была огромная ошибка – амазонки воспользовались беспечностью моряков: «В открытом море амазонки напали на эллинов и перебили [всех] мужчин. Однако амазонки не были знакомы с кораблевождением и не умели обращаться с рулём, парусами и вёслами. После убиения мужчин они носились по волнам и, гонимые ветром, пристали, наконец, к Кремнам на озере Меотида (Азовское море). Кремны же находятся в земле свободных скифов. Здесь амазонки сошли с кораблей на берег и стали бродить по окрестностям» [98, С. 214]. Кремны – древнегреческое поселение, появившееся ориентировочно в VII веке до нашей эры на берегу Азовского моря. Ныне предположительно в районе Каменной лестницы современного Таганрога.

Амазонки не растерялись и смогли обрести место под солнцем: «Затем они встретили табун лошадей и захватили его. Разъезжая на этих лошадях, они принялись грабить Скифскую землю» [98, С. 214]. Подобный поворот событий оказался полной неожиданностью для скифов: «111. Скифы не могли понять, в чём дело, так как язык, одеяние и племя амазонок были им незнакомы. И скифы недоумевали, откуда амазонки явились, и, приняв их за молодых мужчин, вступили с ними в схватку. После битвы несколько трупов попало в руки скифов и таким образом те поняли, что это женщины» [98, С. 214]. В конечном счёте, после данной войны был заключен мир и некоторые скифские юноши вступили с амазонками в брак: «111… Тогда скифы решили на совете совсем не убивать женщин, а послать к ним приблизительно столько молодых людей, сколько было амазонок. Юношам нужно было разбить стан поблизости от амазонок и делать всё, что будут делать те; если амазонки начнут их преследовать, то они не должны вступать в бой, а бежать. Когда же преследование кончится, то юноши должны опять приблизиться и вновь разбить стан. Скифы решили так, потому что желали иметь детей от амазонок. 112. Отправленные скифами юноши принялись выполнять эти приказания. Лишь только женщины заметили, что юноши пришли без всяких враждебных намерений, они оставили их в покое. Со дня на день оба стана всё больше приближались один к другому. У юношей, как и у амазонок, не было ничего, кроме оружия и коней, и они вели одинаковый с ними образ жизни, занимаясь охотой и разбоем… 114. После этого оба стана объединились и жили вместе, причём каждый получил в жёны ту женщину, с которой он впервые сошёлся. Мужья, однако, не могли выучиться языку своих жён, тогда как жёны усвоили язык мужей» [98, С. 214 – 215].

Вскоре, однако, возник вопрос о месте проживания новых семей и нового народа – пути решения его были предложены различные: «114… Когда, наконец, они стали понимать друг друга, мужчины сказали амазонкам следующее: «У нас есть родители, есть и имущество. Мы не можем больше вести такую жизнь и поэтому хотим возвратиться к своим и снова жить с нашим народом. Вы одни будете нашими жёнами и других у нас не будет». На это амазонки ответили так: «Мы не можем жить с вашими женщинами. Ведь обычаи у нас не такие, как у них: мы стреляем из лука, метаем дротики и скачем верхом на конях; напротив, к женской работе мы не привыкли. Ваши же женщины не занимаются ничем из упомянутого, они выполняют женскую работу, оставаясь в своих кибитках, не охотятся и вообще никуда не выходят. Поэтому-то мы не сможем с ними поладить. Если же вы хотите, чтобы мы были вашими жёнами и желаете показать себя честными, то отправляйтесь к вашим родителям и получите вашу долю наследства. Когда вы возвратитесь, давайте будем жить сами по себе» [98, С. 215].

В конце концов, амазонки попросили своих мужей переселиться из скифской страны за рекой Танаис: «115. Юноши послушались жён и так и поступили: они возвратились к амазонкам, получив свою долю наследства. Тогда женщины сказали им: «Мы в ужасе от мысли, что нам придётся жить в этой стране: ведь ради нас вы лишились ваших отцов, и мы причинили великое зло вашей стране. Но так как вы хотите взять нас в жёны, то давайте сделаем так: выселимся из этой страны и будем жить за рекой Танаисом» [98, С. 215–216]. Данное предложение было воплощено в жизнь, и соединённый народ скифов и амазонок стал именоваться савроматами, причём, по свидетельству Геродота, савроматские женщины сохранили некоторые обычаи прежних амазонок: «116. Юноши согласились и на это. Они переправились через Танаис и затем три дня шли на восток от Танаиса (Дона) и три дня на север от озера Меотида (Азовское море). Прибыв в местность, где обитают и поныне, они поселились там. С тех пор савроматские женщины сохраняют свои стародавние обычаи: вместе с мужьями и даже без них они верхом выезжают на охоту, выступают в поход и носят одинаковую одежду с мужчинами. 117. Савроматы говорят по-скифски, но исстари неправильно, так как амазонки плохо усвоили этот язык. Что касается брачных обычаев, то они вот какие: девушка не выходит замуж, пока не убьёт врага. Некоторые умирают старухами, так и не выйдя замуж, потому что не в состоянии выполнить обычай» [98, С. 216]. Обстоятельства появления амазонок в Приазовье и Причерноморье описаны не только Геродотом, но также некоторыми другими авторами. Современными потомками савроматов (потомков скифов и амазонок) в первую очередь, являются терские, донские и кубанские казаки и казачки, проживающие на территории древней Сарматии.

Сарматские катафрактарии – тятяжеловооружённые конные воины, составляющие основу сарматской армии. Движение за запад, через Танаис (Дон), который считался тогда границей Европы и Азии, привело к необходимости создания военных союзов для успешной борьбы с противниками и реорганизации военного дела. Налаживается массовое производство железных наконечников стрел с черешками, которые сменили бронзовые втульчатые. Новые наконечники были не только массивнее, но и более эффективными в бою. Для ведения рукопашного боя широкое распространение получил короткий меч. Появляются сложные панцири с чешуйчатыми пластинами и кольчужным плетением. Со II века до нашей эры распространяются кольчуги. Решающую роль у кочевников, в том числе и у сарматов, играл конный бой. Катафрактариями римляне называли закованных в броню тяжеловооружённых конных воинов. Они имели мощные защитные доспехи, металлические шлемы, иногда с металлическими масками, закрывавшими лицо воина. Главным наступательным оружием было копье длиной 4 - 4,5 м. Копья держали двумя руками наперевес. Катафрактарии были вооружены также длинными мечами для удара противника с коня, луками и стрелами, дротиками, арканами. Конница атаковала сомкнутым строем с целью прорыва фронта противника. Римский историк Тапит сообщает о внезапности атаки сарматов, об использовании арканов, быстрой перемене тактики боя от стрельбы из лука к атаке копьями. Есть сообщения о применении сарматами яда для стрел.

Миграция савроматов на Север:
Хурритами («солнцепоклонниками») называли древние племена, принадлежавшие к алародийской группе северокавказской языковой семьи. С предками хурритов принято отождествлять куро-араксскую археологическую культуру периода 4000±2200 годы до нашей эры на территории Северного Кавказа, Закавказья и прилегающих областей Ближнего Востока: Азербайджан, Армения, Грузия, восток Турции и северный Иран. Очагом формирования археологической культуры ямочно-гребенчатой керамики был регион Днепра. Культура заложила основу прото-финских и прото-балтийских народов, и существовала на территории Скандинавии, на северо-западе России, в Белоруссии и Прибалтике в период 4200±2000 годы до нашей эры. Древние греки называли Днепр Борисфеном, а славяне Славутичем.

Терские казаки (терцы) – казаки, которые живут вдоль рек: Терек, Сунжа, Асса, Кура, Малка, Кума и Подкумок на Северном Кавказе. Терские казаки едины в своей множественности: гребенцы, низовые терцы, аграханцы, терцы-семейцы, кизлярцы, волгцы, моздокцы, горцы, владикавказцы, сунженцы. В одной из грамот XIII века Московского князя Андрея Александровича упоминается Терская сторона. На языке саамов Кольский полуостров называется Терье нярг, то есть Терский мыс. Поморы Мурманской, Архангельской и Кольской земель называют полуостров Терский наволок. В 1607 году Терский наволок появляется в шведских документах, а в 1614 году – на карте, составленной шведским картографом. Терский берег – название юго-восточного берега Кольского полуострова от устья Варзуги до мыса Святой Нос. Некоторые источники относят к Терскому берегу и Кандалакшский берег, считая северо-западной границей вершину Кандалакшского залива Белого моря. Большая часть Терского берега находится за северным полярным кругом. Варзуга находится на Терском мысу: некогда была крупнейшим поселением Кольского полуострова. Одним из первых упоминаний о Варзуге содержится в грамоте 1466 года, когда варзужанин Тимофей Ермолинич передал Соловецкому монастырю свои ловища и леса по реке Варзуге и по морскому берегу. После падения самостоятельности Новгорода в 1478 году Терская земля перешла под власть Москвы. Варзуга начала именоваться волостью, подчинённой двинскому наместнику великого князя с резиденцией в Холмогорах.